Марк Щукин и «Миры» Древней Европы. Материалы к теме

Содержание
  1. Марк Щукин. История про историка-однолюба
  2. Марк Щукин: творческое наследие
    1. Монографии
    2. Публикации в научной периодике
    3. Научная беллетристика
  3. Вместо послесловия

Концепция Семи «Миров» Древней Европы была сформулирована М.Б.Щукиным в последние 20 лет II тысячелетия нашей эры. С тех пор она постоянно привлекает внимание как профессиональных историков и археологов, так и представителей бурно развивающегося ныне течения folk history, то есть «народных историков». Не прошёл мимо этой концепции и я. Хотя, с одной стороны, профессионалом-историком не являюсь. Но, со стороны другой, причисления к сонму «народых историков» не сподобился — скорее потянул бы на звание историка антинародного…

Щукин же был профессиональным историком — типичным, ярковыраженным и неприкрытым, историком par exellence. Что я и постараюсь отразить на этой странице.

Марк Щукин. История про историка-однолюба

Выдающийся советский (позднее российский) археолог Марк Борисович Щукин (1937–2008) в своей профессиональной деятельности был типичным историком-однолюбом. И его первая и последняя любовь началась, когда он формально ещё не был историком: в 1962 году, студентом 2-го курса Истфака ЛГУ, он участвовал в раскопках памятника черняховской культуры у села Лепесовка (Хмельницкая обл. Украины).

И с тех пор, на протяжении более 40 лет вся научная деятельность Щукина была так или иначе связана с черняховской культурой и родственными темами. Это сразу обращает на себя внимание при одном только взгляде на список его печатных работ.

Марк Борисович Щукин (1937–2008)

Отступление Теоретически список публикаций Щукина можно найти через поисковики на нескольких тематических ресурсах. Однако практически все они буквально на глазах, в процессе сочинения данного материала, начали давать хронические сбои, а то и вовсе прекратили работу. Причина чему — прекращение работы сайта Археология.РУ, на который ссылались все прочие переразместители. И безупречной работой до 20-х чисел февраля 24-го года могла похвастаться только страница Щукина на на Википедии.

Ныне ситуация существенно нормализовалась. Правда, сам по сайт Археология.РУ не заработал, но его контент был перемещён на Wayback Machine, и в настоящее время доступен через перенаправление с здесь. Правда, пока медленно и печально (то есть с купюрами), но это — вопрос времени: даже «Машина времени» зависит от него…

Для любого профессионального научного работника перечень публикаций — это аналог «формулярного списка» офицера прежней Русской службы, не менее информативный, чем оный. А кое в чём — и более: из него можно получить сведения не только о работах, выполненных в рамках должностной инструкции. Причём — без всякой инсайдерской информации.

Так вот, «научный формуляр» Щукина (актуальный его адрес выглядит так) начинает работа «Комплекс лепной керамики из поселения Лепесовка», написанная по результатам раскопок 1962 года, опубликованная в том же году среди тезисов докладов студенческой научной конференции. Обычное дело: такое практиковалось во всех университетах, заслуживающих этого имени. Но в данном случае о роли этой странички тезисов в дальнейшем можно судить по тому, что автор, по прошествии более четверти века, вспомнил и тему её, и обстоятельства написания.

Статья эта называлась «Чары черняховской культуры или „несостоявшаяся народность”», и была напечатана в журнале «Знание — сила» (1988, №11, с. 26–31). Не смотря на принадлежность к жанру, который принято называть научно-популярным (или, по простому, научпопу), она была вполне серьёзной, и чарам (сиречь стаканам) в ней давалось вполне рациональное объяснение. Но не были ли это ещё и иные чары — те, которые вызвали у автора очарование черняховской культурой на всю оставшуюся жизнь?

Во всяком случае, в «формуляре» Щукина, начиная с 1962 года, почти нет статей, в которых не упоминалась бы черняховская культура. А статей за свою жизнь он написал немало — не говоря уже о двух весьма увесистых монографиях. Без чар не справиться…

Однако это будет потом. А пока предстояло закончить ЛГУ, что произошло в 1965 году. Затем два года работы в Эрмитаже внештатным экскурсоводом. Пока в 1967 году не был Щукин переведён в том же Эрмитаже на «научную» должность — хранителя коллекций сарматской и черняховской культур. Началось и активное пополнение «научного формуляра» Щукина: за ближайшие пять лет было опубликовано с десяток статей.

Естественным следствием работы по «черняховской» тематике была защита в 1971 году кандидатской диссертации: «Европейская Сарматия и Черняховская культура». Однако после этого число «черняховских» публикаций не снизилось: просто к ним присоединились многочисленные статьи о кельтах и германцах, бастарнах и венетах, о происхождении славян и ранней их истории. Иными словами, об истории и археологии «Варварской» Европы латенского и римского времени.

В 1991 году все эти работы были сведены воедино в докторской диссертации Щукина: «Центральная и Восточная Европа на рубеже нашей эры: опыт историко-археологической реконструкции политических событий III в. до н. э. — I в. н. э.». Вскоре она была издана в виде монографии:

М.Б.Щукин На рубеже Эр. Опыт историко-археологической реконструкции политических событий III в. до н.э. — I в.н.э. в Восточной и Центральной Европе. СПб. «Фарн», 1994. 324 с.

В результате на этом фоне непредубеждённому читателю становилось мучительно ясно, что черняховская культура принадлежала не неким мифическим праславянам патриотической ориентации. Это была полиэтническая культура протогосударственного образования, за которым в русскоязычной литературе позднее закрепилось название «Держава Германариха». И произошло это во многом благодаря работам Щукина. Наш учёный-энциклопедист Л.С. Клейн, историк, археолог, филолог, гомеровед (и протчая, и протчая…), в своей статье, написанной в связи с кончиной Щукина (Печальный отклик на Послание от Марка), сформулировал это так:

За это время он перевернул построения официозной советской исторической науки о первых веках нашей эры, вернув её от конъюнктурной националистической истории к поискам исторической истины.

Итогом многолетних исследований черняховской культуры и связанных с ней тем стала обобщающая монография:

М.Б.Щукин Готский путь (готы, Рим и черняховская культура). Филологический факультет СПбУ, 2005, 576 с.

В этой монографии отнюдь не утверждается, что черняховская культура создана готами. Нет, готы в III веке н.э. принесли в Северное Причерноморье вельбаркскую культуру, возникшую в Южной Прибалтике. Но на новом местообитании она взаимодействовала с культурами сарматов, фракийцев и так называемых «лесных индоевропейцев» (в том числе и будущих праславян), в результате чего черняховская культура и возникла.

Причём — при нивелирующем воздействии культуры провинциально-римской. Подобно тому, как через века культура Великого Советского Народа сложилась из многих компонентов. Думаю, что археологи грядущего, раскапывая, скажем, посёлок Ачайваям на севере Камчатской области, немало поломают головы над этнической атрибуцией его жителей, основываясь на бесчисленных находках, произведённых по всему Соцлагерю и даже по окрестному капиталистическому окружению.

Что же до готов — они вошли в черняховскую культурную общность как один из её компонентов. Один из главных, наряду с сарматами и аланами. Но — именно они дали правящую династию тому политическому объединению, которое в наше время назвали Державой Германариха.

А сложись обстоятельства иначе — и это объединение могло бы получить династию, аланскую по происхождению (по другим именем). Правда, это уже я впадаю в смертный грех альтернативной истории: ничего подобного Щукин в своей монографии не писал. Хотя при её чтении подобная мысль неизбежно приходит в голову.

Потому что аланам в своей книге Щукин тоже уделяет немало внимания — их судьбы тесно сплелись с «Готским путём». В отличие от большинства исследователей, он считал аланов не одним из народов сарматской общности, а надэтническим военным объединением, вроде рыцарских орденов Средневековой Европы. Не случайно все попытки привязать аланов к каким-либо вариантам сарматских культур получили общего признания.

Увы, книге про «Готский путь» суждено было стать последним из крупных законченных исследований автора. Хотя статьи Щукина по отдельным, ранее лишь затронутым, вопросам истории Палеоевропы, продолжали выходить до последних дней его жизни и даже, вследствие общей практики публикации научных работ, по её завершении. Клейн в цитировавшемся выше «Послании от Марка», видимо, на основании личного общения, пишет:

Создав свою концепцию происхождения славян, «лесную», «северную», он только начал ее разработку.

С сожалению, у Льва Самуиловича Клейна (1927–2019) об этом тоже спросить уже никому не удастся…

Впрочем, некоторые идеи Щукин в явном виде предназначал для развития своими последователями. В частности, те, что были высказаны в статье 2006 года, «Зубовско-Воздвиженская группа, царь Фарзой и Тур Хейердал» (прочитать или скачать здесь). В этой статье, конечно, имеет место быть доля шутки — но не очень большая…

Марк Щукин: творческое наследие

Творческое наследие любого научного работника — это, как ни странно, результаты его научных исследований, тем или иным способом опубликованные и ставшие доступными для сообщества. Причём второе не менее важно, чем первой: в истории науки известно немало примеров того, когда повторно «переоткрывали открытое». В нашем случае квинтэссенция творческого наследия Марка Щукина — упомянутый ранее его «научный формуляр», и в данном разделе будет говорится, в том числе, и о доступности его материалов.

Монографии

В «научном формуляре» Щукина первое место, безусловно, принадлежит двум его монографиям, названным выше: «На рубеже Эр» (1994) и «Готский путь» (2005). Обе они, разумеется, в соответствующее время они были изданы в «бумажном» виде и поступили в книжные магазины и библиотеки соответствующего профиля, где были доступны (очень почти) всем заинтересованным лицам (то есть, учитывая специфику жанра, очень сильно интересующимся вопросом).

Ныне обе книги стали, что называется, «библиографическими редкостями». Хотя, обычно, такого рода издания правильнее было бы сравнивать с редкостями антикварными или ювелирными: в онлайновых книжных магазинах (не говоря уже о «бумажных „Букинистах”») шансы. Поэтому в наш высоких и притом тонких технологий остаётся надеяться только на сеть.

И старушка-сеть надежды оправдает — обе книги там есть, и сейчас, после «реанимации» сайта Археология.РУ. И На рубеже Эр, и Готский путь можно скачать и по прежним адресам, причём в виде лучшем, «чем было». Обе они — сканы «бумажных» изданий, предварительной обработанные для устранения дефектов изображения, наклона страниц, повышение контрастности и тому подобному «подвышению читабельности»., и записанные в файлы формата DjVu.

Файл книги «Готский путь», кроме того, был дополнен так называемым «слоем распознавания» с помощью какой-программы OCR (оптического распознавания символов), что
позволяет выделение и копирование текста целиком или его фрагментов, полнотекстовый поиск по файлу и конвертацию его в plain text. Из последнего теоретически можно делать e-book’ки типа FB2 etc., как «всамделишних» онлайновых библиотеках.

Опять же, теоретически говоря, всё это можно сделать и с «Рубежом Эр», например, с помощью программы Сalibre. А можно обратиться в соответствущий онлайновый сервис.

Доступность обеих монографий Щукина (как, впрочем, и сайта Археология.РУ в целом) трудном переоценить. Как гласит народная мудрость, «окученное web.archive’ом — не вырубить и рубильником» , даже мирового масштаба.

Одновременно потеряли актуальность ссылки на обе книги Щукина, размещённые в сети ранее: файлы с реанимированнго Археология.РУ попралены с точки зрения качества, а по части «устойчивости к внешним воздействиям» не сравнится с «машиной времени» Web.Archive.

Публикации в научной периодике

Статей в журналах, сборниках, трудах совещаний и прочей «текучки» у любого научного работника обычно существенно больше, чем монографий, диссертаций и тому подобной «нетленки». Они посвящены одной тематике и основаны на том же фактическом материале, но (почти) никогда не идентичны: разумный человек в итоговой монографии не будет (занудно) пересказывать частные детали фактографии, на которой основаны её выводы — достаточно сослаться на свои же публикации в научной периодике.

Специалисту, чтобы быть в курсе своей области вообще, обобщающей «нетленки» обычно достаточно. Когда же пора решать конкретные задачи — неизбежно обрацение к деталям, отраженным в публикациях «текучки» — в ней так любит прятаться и сам дьявол, и сонмище сопровождающих его чертей и чертенят. Для чего «текучка» эта должна быть доступна сообществу — и в первую очередь доступна в сети.

В «научном формуляре» Щукина чётко выделяется три цикла публикации научной «текучки», каждый из которых завершался выходом итоговой «нетленки». Правда, финальную работу первого цикла, сиречь кандидатскую диссертацию, считать «нетленкой» можно только условно: по тогдашним правилам авторефераты кандидатских работ публикациями не считались.

Это, однако, не отменяет факта: все три цикла из «научного формуляра» Щукина цельные, завершённые и логически взаимосвязынные работы, как будто специально созданные для удобства читателей. И сейчас такому чтению препятствует только избирательность доступности в сети.

Скажем, «текучка» первого цикла, сугубо «черняховского», представлена в сети никак. Что понятно: тогда никто не догадывался, что не пройдёт и 30-ти лет, как изобретут Интернет и W3W. И что их очень быстро научаться «использовать в мирных целях», в числе научных, и в самых разных науках. Когда же W3W появился (в нашей стране Интернет для «людей с улицы» начался весной 1996 года) «нетленка» первого цикла, видимо, казалась давно сданным «экзаменом на „чин”», и подозреваю, что возвращаться к его «текучке» хотелось не больше, чем к давешним экзаменационным билетам: гораздо интересней было написать что-то новое.

Так, собственно, и произошло: во втором, «древнеевропейском», цикле, и особенно в третьем, «конкретно-готском», не просто возрастало число «текучки», но и увеличивался процент их, имеющих сетевые версии. Стопроцентного охвата ими не достигнуто (и, наверное, уже не будет), формат имеющихся материалов — обычно PDF без слоя распознавания (то есть, говоря по русски, «голимые сканы»), есть, подчас, файлы довольно причудливые, но прочитать можно всё.

Научная беллетристика

Небольшое по объёму, но важное по содержанию место в «Формуляре Щукина» занимают работы в жанре научной беллетристики. Каковые от банального научпопа отличаются тем, что они — действительно о науке, и их на самом деле приятно читать. В отличие от «всамделишних» научных публикаций, научный аппарат в таких работах сведён к необходимому минимуму, а изложение материала — несколько ненее формализовано.

Восемь статей Щукина, печатавшиеся в журнале «Знание — сила» (далее ZS) с 1985-й по 1995-й год, полностью соответствуют указанным признакам. Правда, два из перечисленных признаков научной беллетристики (собственно научность и увлекательность сюжета) в не меньшей степени характерны для, скажем, «Рубежа эр» и «Готского пути». Но вторые два, отсутствие формального аппарата и формализма вообще, способствуют концентрации внимания на сюжете. Не случайно сюжет концепции «Семи „Миров”» был впервые, насколько можно понять из «научного формуляра» её автора, изложен в первых двух статьях рассматриваемого цикла. К вехам этого сюжета, в конспективной форме, и обратимся.

И начну я с цитаты. Щукин пишет (правда, в «Рубеже эр», но эта же мысль проходит уже через весь «беллетристический» цикл)

…что ход истории Европы на рубеже эр определялся взаимодействием семи крупных социально-культурных структур, семи «миров».

Но о Мире первом — «честном, квасном, античном», Щукин почти не говорит: со времён Возрождения о нём было написано немало, что бы почтение к античной цивилизации стало непременных качеством человека, желающего считаться цивилизованным.

Остальные же шесть Миров объединяются в понятие Варварских — не как носители какой-то отменной дикости и бескультурия, а как общности, желающие сохранить свою индивидуальность в противовес нивелирующей машине тоталитарного античного государства. Что Щукин наглядно показывает на первом же примере — примере Мира второго (о нём — в статье «Улыбка Чеширского кота»,
ZS, 1985, №5, с. 40–43).

Это — Мир кельтской цивилизации. Да-да, именно этот термин применяет Щукин к варварскому обществу латенской археологической культуры Западной Европы: от неё мы унаследовали массу аграрно-промышленных инноваций, а чеширский кот донёс до нас свою улыбку через века и страны в искусстве и литературе. Хотя самого кота давно уже нет — Второй Мир не смог сплотиться перед внешней агрессией (или не захотел поступиться своей индивидуальностью?), и как целое прекратил своё существование к началу I в. н.э. (о его реликтах см.: Снова о Чеширском Коте и его улыбке.

Одним из агрессоров, агрессоров, покончивших с кельтской цивилизацией, был Рим, вторым — народы, которые Щукин объединяет в Третий мир Древней Европы . Древние называли их германцами, в наши дни немецкий археолог Рольф Хахман (Rolf Hachmann, 1917–2014) с соавторами назвал их «народом между кельтами и германцами». Щукин называл их просто — народами Третьго Мира. Они были носителями разных, но однотипных культур, к тому же сильно латенизированы, и со временем одни из них стали германцами, а от других не дошло ничего, кроме имён.

Одним из таких народов Третьего Мира были бастарны. Древние не просто сохранили их имя — в своё время (последняя треть тысячелетия перед «сменой эр») оно гремело по всем Балканам. Потом о них забыли. Но не все. Щукин написал статью, которая так и называется — Забытые бастарны, примыкающую к его «беллетристическому циклу». Древние авторы (и их совреременный продолжатели) сомневались, относить ли бастарнов к кельтам или германцам. В этой статье Щукин её резюмирует:

…спор об этносе бастарнов не имеет особого смысла. Бастарны были бастарнами.

Ещё интересней получилась история с кимврами и тевтонами. Они прославились ещё больше, чем бастарны. Во-первых, они, внезапно появившись «из ниоткуда», с побережья Северного моря, римлянам тогда (в конце II в. до н.э.), более десяти лет представляли вполне реальную угрозу для Рима и его владений в Италии и Нарбоннской Галлии, пока не были разбиты Гаем Марием в 102–101 годах. А во-вторых, имя «тевтоны» стало сначала общим обозначением средневековых германцев, а потом — самоназванием современной нации.

Мир четвёртый — лесные культуры Восточной Европы, обычно считающиеся принадлежащими протобалтам или балтославянам. Но которые острожней называть просто лесными индоевропейцами, как и поступал Щукин. Среди его «научной беллетристики» нет отдельной статьи о нём — он является предметом специальной работы (см. следующий раздел).

Мир пятый — более северный и восточный, также «лесной» (а частично и тундровый). В отличие от всех прочих Миров, фигурирующих здесь, он полагается не индоевропейским, а финноязычным. Но это — условно, ввиду малой изученности…

Мир шестой — мир степных кочевников, в интересующее нас время преимущественно (если не исключительно) ираноязычных. Он также не был отмечен отдельной статьёй, но «за кадром» присутствует всегда. Потому что Мир шестой на общеевропейском фоне выглядит чужеродным вкраплением общности совсем другого порядка, простирающейся вплоть до Гансуйского коридора, Ордоса и Внутренней Монголии. Впрочем, это не просто совсем другая история, а история совсем-совсем другая, и здесь говорить о ней не стоит.

А вот Мир седьмой, балкано-карпатский, собственной статьи удостоился: Встречающие смехом смерть(ZS, 1993, №10, с. 54–62). Он был населён разноплемёнными фракийцами, гетами и тому подобными даками. Как и кельты Второго Мира, они могут быть названы народами цивилизованными, и не только в технологическом плане или с точки зрения «изящных искусств», но и по степени внутренней консолидации — в этом отношении они существенно превзошли кельтов. Благодаря чему их вклад в разрушение Второго Мира был не менее весом, чем доля римлян или «третьемирцев».

Наконец, завершающая работа «беллетристического цикла»: Блуждающие готы (ZS, 1995: №3, с. 60–69; №8, с. 58–65). Это — две части статьи, разделённой при публикации, видимо, «по техническим причинам» представляет собой своего рода конспект монографии «Готский путь», чем и интересна: она, как рюкзак опытного полевика, содержит всё необходимое для «вхождения в тему» — и ничего лишнего, что от темы бы отвлекало внимание.

Полноты картины для надо сказать ещё о двух книгах Щукина, вписывающихся в тематику этого подраздела. Первая называется:
Машина времени и лопата. Кишинев, 1991, 148 с. Это, казалось бы, просто хорошая научно-популярная книга в узком смысле слова. Однако она очень хорошая, и к тому же её приятно читать. А кроме того, собственно археологический материал составляет не более трети её объёма. Остальное — реконструкция исторических событий с привлечением письменных (и всяких других) источников. А потому может быть названа также и исторической беллетристикой…

Жанр второй книги определить сложнее. Она называется Время обнимать, авторы её — карельская писательница Яна Жемойтелите и Марк Пайк, под коим псевдонимом и выступает Марк Щукин. Книга была напечатана в петрозаводском журнале «Север» (2006, №1–2). Журнал не имеет официальной онлайновой версии (даже очень платной), и потому судить о книге приходится по «левым» источникам, весьма редким, в которых она представляется как исторический роман, иногда как журнальный его вариант или отрывок.

К стати, о доступности. Все статьи, чьи названия упомянуты в этом подразделе, в сети доступны. Большинство — по ссылкам с web-архива сайта
Археология.РУ виде сканов, записанных в формате PDF без предобработки и текстового слоя (исключение — статья «Забытые бастарны», где все атрибуты уважающего себя PDF-файла присутствуют).

Вместо послесловия

Вместо Пролога к «Готскому пути» Марк Щукин написал, ссылаясь на слова Ван Гога:

…работу над картиной (также, добавим, над любым произведением — М.Щ.а ) никогда нельзя кончить, её можно лишь прекратить. Вот и мне пришлось себя пересилить и… работу [над «Готскиом путём» — А.Ф.] прекратить.

Я воспринял это как намёк: и мне пора завязывать с Историей про научные работы Щукина. Тем более, что здесь я сказал всё, что имел сказать на эту тему. Следующая История будет касаться лишь одного из Миров, упомянутого в Истории этой — Четвёртого, и его отношению к славянскому этногенезу.

Автор: alv

Про себя напишу потом

Добавить комментарий